НОВОСТИ ФТ «СИРИУС»
19 ноября 2021
Андрей Литвинов: «Архитектура – это лишь часть дизайна окружающей среды»
Сайт «Сириус Федеральный» получил регистрацию Роскомнадзора как средство массовой информации (серия Эл № ФС77-82287). Став онлайн-изданием, мы запускаем серию интервью с людьми, определяющими ценности нашей территории и ключевые направления ее развития. Первым ответил на вопросы Андрей Литвинов, архитектор, член Совета федеральной территории «Сириус», руководитель Центра урбанистики и дизайна окружающей среды Университета «Сириус».
– Андрей Андреевич, готовится проект градостроительного плана федеральной территории «Сириус». С вашей точки зрения, каким архитектурным стандартам должен соответствовать облик Сириуса, в каких направлениях вы видите его будущее развитие?

– Стандартов архитектуры в принципе не существует. Архитектура – это не та сфера, где разумно вводить единое для всех регулирование. В каждом городе – свои традиции. Прежде чем начать работу, я всегда провожу глубокое исследование, чтобы извлечь из городской ткани максимальный исторический контекст: мифы, легенды, артефакты. Через месяц погружения возникает концепция, формируется ключевая идея. Сириус – это совсем новая территория, здесь хочется передать особенности природы и исторического наследия региона.

– Тогда давайте начнем с природы. Каким образом в городской среде Сириуса может быть сохранена связанность с природой?

– Все, что мы делаем, влияет на микроклимат. При создании гармоничной среды нужно балансировать последствия наших действий. Например, вокруг новых объектов нужны дороги и парковки, значит, возникает много асфальта, который формирует различные дополнительные физические процессы. Они в свою очередь меняют характеристики окружающей среды, потоки воздуха, влажность.

Если появляется много бетона, то его воздействие нужно компенсировать искусственными водоемами, чтобы сохранить климатические параметры территории. Такое проектирование уже возможно благодаря профессиональному программному обеспечению. Оно по исходным данным может дать ответ, каким образом мы должны сбалансировать эффект от возведенных сооружений через развитие природных объектов – посадку деревьев, увеличение площадей водоемов.

– А если говорить о наследии, займут ли исторические места Сириуса заметное место наряду с новыми объектами?

– Обязательно! Мы определили важные места, которые имеют исторический контекст, но на этом работа не завершена. Таких зон здесь гораздо больше, и мы продолжаем работу.

– Транспортная инфраструктура обычно задает жителям городов ритм жизни. Кто будет в приоритете в Сириусе – пешеход, велосипедист, автомобилист?

– А в какой части Сириуса? На федеральной территории создана хорошая дорожно-транспортная система. Здесь много дорог, которые были построены к зимним Олимпийским играм 2014 года, хотя есть и проблемы. Часть из них будет решена, когда на территории появится три стратегических объекта: кампус Университета, Инновационно-технологический центр и арт-кластер вокруг нового концертного зала. Дороги между ними свяжут весь город, можно будет перейти с одной улицы на другую и пройти по всей федеральной территории.

Часть территории между дендрологическим парком «Южные культуры» и рекой Мзымтой – это историческое место, его необходимо сохранить. Именно с этого ботанического сада, который появился в XIX веке, началась цивилизация и развитие города. Сейчас там очень узкие улицы, но если ввести одностороннее движение, то это снимет значительную часть транспортных проблем. В таких решениях нет ничего инновационного, мы применяем успешные практики прошлых лет, который дают хороший результат. К примеру, в старых городах Италии везде узкие улицы и одностороннее движение.

– Как вы относитесь к таким современным способам передвижения, как электросамокаты и другие?

– Сейчас много говорят о будущем, о технологиях, что мы живем в такое время, когда все меняется. На мой взгляд, сейчас такое же время, как и раньше, ничего особенного в нем нет. Появление новых технологий – это естественный процесс, обычное течение жизни. И в этом процессе индивидуальный электрический транспорт ищет свое место. Он не относится ни к пешеходам, ни к автомобилистам, под него должны быть разработаны свои правила движения и свои дороги. Преимущество электросамокатов в том, что не требуется дополнительной инфраструктуры, к примеру, чтобы принять душ после приезда на работу. Я допускаю, что этот транспорт может стать естественным средством передвижения на работу и обратно. Он сделает территорию более проницаемой, снимет нагрузку, сбалансирует пешеходное движение. Нам нужно сделать дорожки для него, а время расставит все по своим местам.

– С одной стороны вы архитектор, с другой – избранный член Совета ФТ. Не могут ли возникнуть противоречия между вашими взглядами как архитектора и как человека, которого избрали местные жители?

– Каждый проект по развитию территории связан с экспертными мнениями людей из разных сфер. Один смотрит на него с точки зрения образовательного контекста, другому важна спортивная инфраструктура, третий заботится об экологии и окружающей среде, будут представлены мнения и о транспорте, медицине, навигации и безопасности.

Подготовка градостроительного проекта – это соединение мнений огромного количества экспертов из разных профессий, каждый из которых смотрит, насколько учтена его сфера, интегрирована в другие, хорошо ли она проработана с точки зрения прогрессивности и комфорта. Развитие любого подобного проекта – это комплексное и коллективное решение, которое принимается не только с точки зрения архитектуры. Она лишь один из многих элементов, важный, но лишь один.

– Но разве не архитектор формирует образ той среды, в которой потом мы живем? Наверняка, у вас есть представление, каким должен стать Сириус, или пример застройки города, на который вы ориентируетесь?

– Нет, это не так. У вас неправильное представление. Возможно, когда-то классический архитектор мог сказать, что архитектура – это самое главное и все остальные должны под нее подстраиваться. Но сейчас так думать неправильно. С появлением новых технологий происходят колоссальные изменения. Сегодня в строительной индустрии существует огромный спектр возможностей, которые можно использовать. Любой объект – это объемно-пространственное решение и задача архитектора в том, чтобы соединить все технологии с архитектурой и создать нечто крутое.

Это трудная задача, поскольку всегда проще занять позицию, что архитектор самый главный, а остальные пусть стараются. Нужно признать, что дизайн окружающей среды сегодня – это создание сбалансированной экосистемы, а архитектура – лишь ее элемент. Есть промышленный дизайн, дизайн вещей, ландшафтный, мебели, есть арт-объекты, то есть много элементов дизайна, которые создают комфортную среду. Повторюсь: архитектура – это часть дизайна окружающей среды, где все направления одинаковы важны и несут в себе гармонию. Все они должны уважительно относиться друг к другу и взаимодействовать при работе. Тогда получается хороший результат.

– Вы во многом отталкиваетесь от функциональности. К примеру, в здании Концертного зала смыслом сооружения является сам концертный зал, который проектирует Ясухиса Тоета. Отчасти этот подход перекликается с историей шотландского архитектора Чарльза Макинтоша, который в своих проектах использовал метод «изнутри наружу», что для рубежа XIX- XX веков было удивительно. Мне кажется, что между этими проектами есть некая историческая перекличка, когда создание объекта идет от его предназначения, от «ядра».

– Я выделяю три элемента гармоничной среды. Первый – это дизайн окружающей среды: как выглядит то, что вокруг нас. Второй – как выглядим мы: наша внутренняя сущность, наш образ и самовыражение. И третий – культура коммуникаций, как люди между собой общаются и взаимодействуют. Если одного элемента нет, гармонии не получится.

Взаимодействие этих элементов определяется работой большого количества профессионалов разных отраслей, которые объединяются одним словом – дизайн. Направлений может быть десятки и сотни. Распределение узких специализаций – это следствие эволюции и развития дизайна. Банальный пример: много лет назад была одна профессия – врач, которая со временем разделилась на много разных направлений. Это пример эволюции и развития. Так и здесь. Раньше был архитектор, а теперь эта профессия вобрала в себя огромное количество узких специалистов разных направлений дизайна. Вот так на это надо смотреть.

– Как идет разработка проекта генерального плана федеральной территории «Сириус»? Какими будут основные шаги?

– На сегодняшний момент проведена большая работа по исследованию территории, сбору исходных данных, которые будут переданы разработчику. В заключительной фазе формирования находится техническое задание, которое станет основой для конкурса. После того, как определится победитель, начнется разработка проекта генерального плана, а после его создания пройдут общественные слушания.

Во время предвыборной кампании члены Совета много дискутировали с местными жителями и профессиональным сообществом, чтобы учесть в техническом задании максимальное количество правильных идей, рекомендаций и требований. Обычно на этот этап не тратят много времени: берут стандартную форму, что-то пишут в ней и все. Я же считаю, что техническое задание – один из важнейших элементов, так как именно оно определяет, каким образом будут решиться проблемы, выявленные на территории. Когда будущие разработчики приступят к генеральному плану, у них уже будет большое количество информации, чтобы максимально глубоко погрузиться в работу. Такой объем подготовки исходных данных для генерального плана – это уникальный случай. Я не знаю подобных примеров, когда так много времени и усилий было приложено к составлению технического задания.

В результате мы рассчитываем получить проект, в котором будут учтены все наши рекомендации, основанные на общении с местными жителями и экспертами. Думаю, что администрация учтет эти рекомендации.

– Каким образом, в каких форматах планируется дальнейшее вовлечение местных жителей в обсуждение генплана?

– Есть три важных цикла. Первый – подготовка задания, когда мы собираем информацию и передаем ее разработчикам. Второй – после того, как мы передаем информацию разработчикам, они приступают к работе. Здесь не надо мешать разработчикам, нужно просто дождаться результата. А вот третий цикл – это общественное обсуждение, где мы должны все вместе посмотреть, насколько те рекомендации, которые были заложены в техническом задании, реализованы разработчиками. В слушании нужно принять участие как можно большему количеству жителей, чтобы вместе убедиться, что наши рекомендации учтены. Если это не так, то разработчики должны аргументировано сказать, по каким причинам не получилось. Для этого и проводятся обсуждения.

Сейчас мы находимся на завершении первого цикла. Администрация формирует техническое задание и пакет документов для объявления конкурса.

– И последний вопрос – об архитектурном конкурсе по благоустройству набережной. Как вам удалось привлечь столь известные мировые бюро? Какие ожидания?

– Конкурс на реконструкцию набережной – это глобальный проект и интерес к нему велик в силу его размера: 68 известных компаний из 48 стран подали заявки на участие в нем, после чего мы провели отбор и выбрали лучшие. Если они представят достойные работы, которые высоко оценит экспертное сообщество и жители Сириуса, то мы будем применять такую конкурсную практику постоянно. Говорить об этом как о системе пока рано, так как это первый конкурс. Мы тестируем метод развития территории с привлечением международного сообщества. Уверен, что все участники проявят себя хорошо, ведь мы старались максимально вдохновить их. Ждем результаты, которые будут в конце января.